Филипп Пегорье: «Cанкции сформировали новую реальность – и возврата к прошлому уже не будет»

© www.vsluh.ru
Руководитель российского представительства одной из крупнейших компаний Франции - Alstom, рассказал в интервью ЕКЦ об особенностях работы на евразийском пространстве, а также о том, как «политика санкций» повлияла на экономику ЕАЭС и зачем нужны такие площадки как Евразийский экономический конгресс.

— Господин Пегорье,  как вы оцениваете текущее развитие сотрудничества между Францией и странами ЕАЭС?

—  Сотрудничество европейских  компаний со странами ЕАЭС продолжается несмотря на сложную международную обстановку. При этом активная работа ведется как  с Арменией, Беларусью, Казахстаном, Кыргызстаном, так и с Россией, которая в настоящее время находится под санкциями Европейского союза.  Французские компании вложили слишком много денег в развитие своего бизнеса в странах ЕАЭС чтобы останавливать его, а тем более игнорировать возможности Евразийского экономического союза. Например, компания Alstom, которую я представляю, вместе с  российской компанией «Трансмашхолдинг» построила в Казахстане завод по производству электровозов. Нам выгодно развивать бизнес именно на территории нескольких стран союза. Для нас это большой плюс.

— В чем Вы видите главное преимущество союза для иностранных компаний?

— Для нас самое важное, это не огромный рынок сбыта, о чем принято говорить, а это возможность выбора поставщиков комплектующих, сырья и  даже специалистов (например, инженеров, что для нас особенно важно) одновременно в пяти странах. Это очень удобно, потому как не имеет значение в каком государстве расположено производство, важно что для его развития есть огромный внутренний рынок всех необходимых элементов.

— Достаточно ли европейский бизнес  информирован об этих условиях?

— Европейский бизнес, например, в России представляет 75% от всех прямых инвестиций. Это значит, что почти все большие европейские компании здесь уже представлены. Несомненно, все они должны использовать и возможности ЕАЭС.

— Какие отрасли наиболее привлекательны для европейских инвесторов?

— В первую очередь, это добыча сырья — нефть и газ, промышленность, ритейл, гостиничный бизнес (причем не только класса люкс) транспорт и логистика (в частности, железнодорожные коридоры «восток — запад», «север — юг»). Ранее — сельское хозяйство, но сейчас эта отрасль под санкциями и уменьшился объем прямого экспорта сельскохозяйственной продукции из Евросоюза в Россию, однако вырос экспорт технологий и оборудования в этой сфере.

— Вы затронули тему санкций, которые уже действуют два года. Скажите, пожалуйста, известны ли способы уменьшения их экономического ущерба?

— Я думаю, что большинство компаний уже приняли санкции как объективную реальность, и работают в этих условиях. Рынок адаптировался. Санкции не мешают европейским компаниям инвестировать. Разумеется, будет лучше если их снимут, но я не думаю, что ситуация заметно изменится. Работать как раньше мы уже не будем — это факт. Санкции изменили «правила игры», изменили экономическую реальность,  возврата к прошлому не будет.

— Существует мнение, что не только Россия, но и экономики других стран ЕАЭС также пострадали из-за режима санкций. Как Вы считаете, насколько справедливо такое утверждение?

— Я думаю, что несправедливо, все-таки санкции касаются в первую очередь России. Конечно, экономики стран ЕАЭС взаимозависимы, но я бы не сказал, что их ослабление связано исключительно с санкциями. Все же на общую экономическую ситуацию влияют многие факторы. Два года назад санкции были для всех шоком, но не сейчас — бизнес адаптировался. Я считаю, что экономика России будет и стран ЕАЭС расти, а мы будем продолжать здесь работать.

— Евразийский экономический конгресс мы позиционируем как площадку диалога между евразийским и европейским бизнесом, а также органами государственной власти стран ЕАЭС. Как Вы считаете, нужны ли такие форматы общения,  есть ли у них перспективы развития?

— Я думаю, очень важно говорить о том, какие преимущества дает Евразийский экономический союз. Иностранные компании и власти должны быть больше информированы об этом. Я готов рассказывать об опыте своей компании — иллюстрировать возможности ЕАЭС. Нужно показать Европе, что Евразийский экономический союз состоялся — это факт, он существует,  работает, и конечно, ему есть  куда развиваться, к чему стремиться, это долгий и непростой путь. Чтобы союз полноценно заработал, требуется много времени — 15-20 лет. Но это абсолютно нормальная ситуация.

Беседовала Евгения Башкирова