ЕАБР: Страны ЕАЭС при проведении своей монетарной политики должны ориентироваться на рубль

Заместитель директора Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития Михаил Демиденко рассказал Евразийскому коммуникационному центру о перспективах создания общего финансового рынка Евразийского экономического союза (ЕАЭС), монетарной политике стран-участниц союза и Таможенном кодексе ЕАЭС

ЕКЦ: Как известно, концепция создания общего финансового рынка будет представлена на рассмотрение Высшего Евразийского экономического совета  в октябре.  Какой прогноз можно сделать сейчас, и какие действия необходимо предпринять для достижения намеченных целей, главным образом  -  гармонизации законодательств стран ЕАЭС в области финансов к 2025 году?

Михаил Демиденко: Мы ждем представления данной концепции. Прогнозы пока давать сложно. Данный документ будет отражать те шаги, которые страны предпримут с целью создания единого финансового  рынка к 2025 году. С одной стороны, нет большого оптимизма, что процесс пойдет гладко. Мы видим, например, что процесс принятия единого таможенного кодекса ЕАЭС и запуск единого рынка медицинских изделий и препаратов проходил не без сложностей. Но нет и оснований для излишнего пессимизма в настоящий момент.  

Действительно, основной темой будет гармонизация банковского законодательства, которая должна включать единые требования по лицензированию банковской деятельности, раскрытию информации, минимальные требования к собственному капиталу, стандарты управления рисками и банковского учета и отчетности, а также единые процедуры банкротства, защиты потребителей, борьбы с отмыванием денег. Гармонизация банковского законодательства должна также предусматривать механизмы надзора банковской деятельности на национальном и региональном уровнях.

ЕКЦ: Кроме вопроса финансового рынка также перед ЕАЭС стоят вопросы валютно-финансовой интеграции и координации монетарной политики. Каковы перспективы в этой сфере?

МД: Действительно, вопросы сотрудничества и координации в сфере монетарной политики весьма важны. Как показал валютный кризис 2014-2015 гг. многих проблем во взаимной торговле, макроэкономике можно было бы избежать, если бы страны задумались о более глубокой координации монетарных политик ранее. Какие же выводы можно сделать сейчас? Во-первых, важно проводить политику плавающего курса. Как для крупных экономик ЕАЭС (России и Казахстана), так и для небольших — это лучший способ стабилизировать внешнюю торговлю  и избежать потери золото-валютных резервов, искусственно поддерживая завышенный курс. Во-вторых, мы подробно исследовали данные вопросы (результаты представлены в 44 докладе ЦИИ «Колебания валютных курсов в ЕАЭС в 2014-2015 годах: анализ и рекомендации») и пришли к выводу, что стабилизация динамики перекрестных обменных курсов путем поддержания плавающих обменных курсов, таргетирование инфляции, проведение монетарной политики с учетом (помимо стандартных внутренних целей) динамики обменного курса российского рубля может принести выгоды четырем экономикам ЕАЭС и будет способствовать снижению уровня макроэкономической волатильности. Проще говоря, страны ЕАЭС при проведении своей курсовой политики все же должны ориентироваться на динамику российского рубля, это принесет больше выгод.

В настоящее время кое-что уже сделано для более успешного сотрудничества в будущем. Например, долгосрочные целевые ориентиры по инфляции в наших странах почти совпадают. Это примерно 4% в год. Теперь перед центральными банками стоит задача добиться стабильной инфляции в районе поставленной цели в течение длительного периода, что укрепит доверие к монетарной политике и позволит снизить инфляционные ожидания, которые в некоторых странах все еще весьма высоки.

Еще одна важная задача — это дедолларизация. И здесь самая важная рекомендация, это добиться стабильной  макроэкономической среды — низкая и стабильная инфляция на основе гибкого обменного курса. Потому что, когда курс валюты более изменчив, чем цены, субъектам экономики становится невыгодно хранить свои сбережения в иностранной валюте — они могут потерять на конвертации, поскольку большая часть расходов совершается все же в национальных валютах. Если в России проблема с долларизацией не стоит остро, то для некоторых малых экономик ЕАЭС — это все еще существенная проблема.  

ЕКЦ: Какие существуют барьеры для полноценной интеграции в рамках ЕАЭС, в том числе, в уже упомянутых Таможенном кодексе и едином рынке медицинских изделий, и как их можно преодолеть?

МД: Различного рода нетарифные барьеры все еще существуют, по нашим оценкам они «съедают» до 15-20% прибыли экспортеров, что конечно же большая цифра. Здесь необходимы усилия на нескольких уровнях.  Безусловно, ведущая роль отводится регулирующим органам, а именно Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), которая предпринимает существенные усилия для ликвидации барьеров в ЕАЭС.

ЕЭК подготовила так называемую «Белую книгу» — программный документ со сводом существующих в ЕАЭС препятствий, которые создают преграды для свободного передвижения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. В октябре 2016 года начал работу информационный ресурс «Функционирование внутренних рынков Евразийского экономического союза». Его основная задача — выявить барьеры и ограничения во взаимной торговле. Не менее важны здесь усилия и самого бизнеса и СМИ, которые должны выносить случаи  на общественное обсуждение. Банк (ЕАБР — прим. ред.) также вносит свою лепту в работе над этой проблемой. Продолжая усилия, начатые в 2014 году, с целью более глубокого выявления проблем с нетарифными барьерами ЕАБР приступает к детальным опросам бизнеса, способным выявить наиболее существенные ограничения в различных сферах взаимодействия.

Что касается Таможенного кодекса, его принятие безусловный успех прошедшего года. Таможенный кодекс ЕАЭС предусматривает следующие нововведения: электронное таможенное декларирование. Автоматическое совершение операций. Так отдельные таможенные операции могут совершаться посредством информационной системы таможенных органов без участия должностных лиц.

Таким же образом может проводиться таможенный контроль. Если в рамках проверки конкретной таможенной декларации система управления рисками не сработает, а решение о выпуске будет принято в автоматическом режиме, время таможенного оформления будет сведено всего к нескольким минутам.

Существенно сокращены сроки выпуска товаров — с одного рабочего дня, следующего за днем регистрации декларации на товары, до четырех часов. Механизм «единого окна». Суть его в том, что участник ВЭД однократно представляет документы в стандартизованном виде через единый пропускной канал, а дальше заинтересованные госорганы работают с нужным документом самостоятельно.

Однако большой минус, на наш взгляд, состоит в том, что не удалось уйти от принципа резидентства, согласно которому декларант может подавать декларацию на товары таможенным органам только своей страны, а не всех стран-участниц ЕАЭС. Если бы этот принцип был отменен, это означало бы, что резидент страны ЕАЭС сможет осуществлять таможенный выпуск товаров в любом удобном для него государстве союза, это конечно означало бы новый уровень взаимодействия в сфере торговли и импорта.