Дмитрий Панкин: ЕАБР в 2017 году ожидает рост инвестиционного портфеля на 30% до $3,2 млрд

© Пресс-служба ЕАБР
Председатель правления Евразийского Банка Развития Дмитрий Панкин в интервью Евразийскому коммуникационному центру рассказал о проектах и финансовых результатах работы банка.

На XII Международной конференции по вопросам евразийской интеграции, которая пройдет 31 октября в Москве, будет обсуждаться продвижение интеграции в сфере финансов, инвестиций. Расскажите, пожалуйста, о работе ЕАБР в этом направлении.

Мы готовы участвовать в выпусках эмитентов облигаций на рынках стран-участниц ЕАБР. Банк может выступать в качестве инвестора, содействовать размещению путем поиска инвесторов, брать на себя взаимодействие с регуляторами и биржами.

Также банк содействует росту доли расчетов в локальных валютах в торговом обороте между странами-участницами. С этой целью мы стремимся повысить ликвидность рынка конверсионных операций по локальным валютным парам и предоставить участникам рынка инструменты хеджирования валютных рисков, а также предоставляем кредиты финансовым институтам в локальных валютах в рамках Программы поддержки торгового финансирования. ЕАБР уже имеет успешный опыт работы в качестве маркет-мейкера по паре рубль-тенге на Московской Бирже и KASE (Казахстанской фондовой бирже — прим. ред.). К примеру, в сентябре на фоне значительного укрепления рубля по отношению к тенге наш банк выступал основным провайдером ликвидности на KASE по паре рубль/тенге. В этот период объем операций на бирже вырос в 10 раз (с 50 млн руб. до 500-600 млн руб. в день). Мы хотели бы в будущем распространить нашу деятельность в этом направлении также и на другие страны-участницы банка и их локальные валюты.

Знаковый проект — первый с банком БРИКС — финансирование вами малых ГЭС в Карелии. На какой стадии проект? С какими еще институтами развития планируете сотрудничать и по каким проектам?

Все договоры заключены, строительство малых ГЭС в Карелии и финансирование с нашей стороны идет полным ходом. Сейчас мы готовимся к получению денежных средств от Нового Банка Развития.

Хотел бы отдельно отметить схему структурирования сделки. Она довольно непростая.  Компания привлекает в акционеры РФПИ (Российский фонд прямых инвестиций — прим. ред.), мы и МИБ (Московский индустриальный банк — прим. ред.) кредитуем, а гарантию нам дает корпорация МСП (Федеральная корпорация по развитию малого и среднего предпринимательства — прим. ред.). Фондирование же мы привлекаем в долларах от Нового банка развития БРИКС.

Также в этом году планируем принять участие в финансировании инвестиционной программы Водоканала в Санкт-Петербурге. Раньше его финансировал ЕБРР (Европейский банк реконструкции и развития — прим. ред.). Параллельно мы прорабатываем возможность вхождения в совместные проекты Азиатского банка инфраструктурных инвестиций.

Здесь важно подчеркнуть, что для Банка БРИКС и АБИИ (Азиатский банк инфраструктурных инвестиций — прим.ред.), у которых пока нет локальных представительств и ресурсов, мы являемся естественными партнерами.

Вы не раз в интервью упоминали, что ЕАБР не коммерческий банк, поэтому увеличение прибыли не является приоритетной задачей. Однако в 2017 году вы ставили задачу вывести банк на прибыль и увеличить кредитный портфель на 30%. Удалось ли это сделать?

Да, вы правильно обратили внимание на то, что прибыль для ЕАБР как для института развития — не самоцель. Но и работать в убыток мы не можем.

Есть уверенность, что ЕАБР закончит 2017 год, как и предыдущий, с прибылью. По итогам 2016 года чистая прибыль составила $163,5 млн. В первом полугодии текущего года — почти $18 млн, активы выросли до $3,4 млрд, объем подписанных инвестпроектов достиг $2,5 млрд. Это неплохой показатель. Также отмечу, что объем выпущенных долговых ценных бумаг ЕАБР превысил миллиард долларов.

Относительно тридцати процентов, о которых вы спрашиваете, расскажу вам первым — только что пришли обновленные цифры — ожидаемый объем текущего инвестиционного портфеля на конец 2017 года — $3,2 млрд, что на 30% больше уровня 2016 года ($2,47 млрд).

Какие задачи намечены на 2018 год?

Говоря о 2018 годе, отмечу, что предстоит выработка и согласование с акционерами новой стратегии банка. Наряду с сохранением традиционных приоритетов — таких как  интеграционность (участие двух и более стран — прим. ред.) - будет обсуждаться возможность появления в портфеле банка инфраструктурных проектов в сфере культуры, образования, здравоохранения.