Инвестиции – это инструмент бизнеса против санкций

Как бы Вы прокомментировали развитие бизнеса компании Alstom в России и других странах Евразийского экономического союза?

Партнерство Alstom с «Трансмашхолдингом» можно в целом оценить как успешное. Конечно, как все производители, мы хотели бы увеличить объем заказов от РЖД. Ведь наши локомотивы замечательно работают, отличного качества, и к нам часто поступают заказы. Например, курсирует наш поезд «Стриж» между Москвой и Нижним Новгородом. Наш локомотив следует по направлению в Адлер.

Большая задача компании — довести до 70% присутствие в транспортном бизнесе России. Однако для такого расширения деятельности надо получить разрешение ФАС.

Наша задача — не останавливаться на достигнутом. Мы активно сотрудничаем с Siemens, «Трансмашхолдингом» и «Уральскими локомотивами». Наши технологии уникальны и очень надежны, и с нами имеет смысл сотрудничать.

Сейчас между Россией и Европейским союзом складываются непростые отношения. Политическая конъюнктура не благоприятна. Однако создается такое ощущение, что на стратегические бизнес-проекты это влияет не так сильно. Как Вы считаете, бизнес со временем может оказать какое-то влияние на политику, изменить отношения России и Европы?

Единственный способ, с помощью которого бизнес может показать доверие или недоверие России — это инвестиции. Вкладывать деньги или не вкладывать — вот в чем главный вопрос. Несмотря на то, что санкции усложняют путь инвестициям, ни одна крупная компания не вывела свои активы из России, а некоторые даже, напротив, увеличили свою долю на российском рынке (например, как это сделала компания Alstom). Это знак доверия, лучший показатель веры бизнеса в будущее России.

Мы должны понимать, что когда санкции уже приняты, и поскольку они международные, их очень сложно отменить. Единственное, что может делать бизнес — это продолжать сотрудничество. Мы надеемся, что наши политики смогут решить эти проблемы. Президент Франции Эмманюэль Макрон уже встречался с Президентом России Владимиром Путиным в Версале. Он заявил, что скоро собирается в Россию. Скорее всего, это случится в мае, после выборов.

 

Евразийская интеграция, существование Евразийского экономического союза помогают бизнесу Alstom?

Союз создает уникальные возможности в сфере бизнеса. Так, существование ЕАЭС дает больше возможностей для поиска поставщиков, например, для продукции нашего завода в Казахстане. Союз создает новые возможности для людей. Текущий же эффект для рынка — это другой вопрос. Поставок электровозов из Казахстана в Россию пока нет, но мы не исключаем этого в будущем. Развитие общих рынков ЕАЭС создает для этого все возможности.

В Астане Alstom открыла новый завод по предложению КТЖ («Казахстан темир жолы» — Казахстанские железные дороги). Они предложили нам с «Трансмашхолдингом» контракт на поставку электровозов — пассажирских и грузовых. Естественно наши предприятия включаются в план модернизации парков электровозов Казахстана. Железные дороги этой страны могут участвовать в развитии китайского проекта Великого Шелкового Пути, который свяжет рынки КНР и Европы. И эти дороги будут модернизировать. Кстати, этот проект — тоже одна из точек для развития ЕАЭС, потому что страны Союза находятся между Китаем и Европой.

Как вы оцениваете развитие транспортных коридоров в Евразии, перспективы создания глобального евразийского партнерства с едиными правилами игры с участием ЕАЭС, ЕС, Индии и Китая? Верите ли Вы в континентальную интеграцию?

Я верю, что это произойдет, но все надо делать постепенно. Чем больше игроков задействовано в процессе, тем сложнее это осуществить. Сейчас надо способствовать большей интеграции ЕС и ЕАЭС, и сотрудничеству между комиссиями. Это будет первым шагом.

Второе, что мы также лоббируем, — это соблюдение соглашений Всемирной торговой организации (ВТО). Мы считаем, что как можно больше стран должны состоять в организации, в частности, необходимо включение в нее Беларуси. ВТО — это база для инвестиций, торговли. Организация не решает все проблемы экономического сотрудничества, но создает базу, что очень важно.

И, конечно, все члены ВТО должны соблюдать установленные правила игры, что сейчас не всегда соответствует действительности. Когда это произойдет, станет возможной дальнейшая интеграция.

Поддержали бы вы введение единых стандартов в сфере транспорта и перевозок между ЕС и ЕАЭС?

Мы выступаем за единые стандарты и энергично продвигаем эту идею в Европе. Мы не раз в Брюсселе выступали с подобными заявлениями. Думаю, мы были услышаны. Сближение идет постепенно. Это не так просто, но и в ЕАЭС, и в ЕС хотят иметь позитивную повестку сотрудничества, насколько это возможно. В целом, европейские институты нам (бизнесу — прим.) помогают. Пусть маленькие, но положительные результаты уже есть.